суббота, 15 июля 2017 г.

Возвращение в школу: итоги учебного года Арсения

В очередной раз подтвердилась истина о том, что все индивидуально. Как уникален будет каждый случай домашнего образования в конкретной семье, так и в общем, уникален каждый школьный класс, со сложившимися коллективами учителей и учеников и взаимоотношений между этими коллективами и внутри них. Конечно, есть общие принципы и условия, но оговорок и уточнений слишком много - все "по ситуации".

Начальную школу Арс завершил в формате домашнего обучения. Весной 2016-го закрыли 4-ый класс и решили в 5-ый пойти в "спортно училище".
Формально это школа со спортивной специализацией, школа для спортсменов, спортивная школа – то, что в России называется "школа олимпийского резерва". Таким было наше начальное представление. Сразу скажу, что ошибка не в неверном нашем представлении, а в отношении к подобным учебным заведениям у болгар. Для болгар спортивная школа это место куда отправляются самые недисциплинированные или/и самые неспособные к обучению академическим дисциплинам. Требования к учебе не такие жесткие, зато мол, может дисциплину подтянут, спорт опять же – такой общий мотив. Не у всех, но как оказалось у большинства. Конечно, есть и реальные спортсмены, те кто успешен в своем виде и потому идет обучаться в такую школу. Но такие спортсмены там в меньшинстве. Кстати, как показывает практика, они успешны и в освоении традиционных школьных дисциплин.

Приняв решение пойти в спортивную школу мы преследовали очень конкретные цели и заранее определились с отношением к процессу. Кроме того, ключевой момент был в том, что Арс непосредственно участвовал в принятии решения. В обычную школу возвращаться из домашнего формата он не хотел, а в спортивную захотел.

Есть масса аргументов у противников домашнего обучения, которые (и это нормально и даже может хорошо) сеют сомнения у тех, кто это домашнее обучение практикует. И ничего даже, что аргументы эти приводят исходя из теоретических рассуждения - не всем же сначала пробовать, к этому претензий нет. Да и вообще я не про претензии, а про сомнения: если относится к этому конструктивно, то нормальной реакцией является поиск ответов, наблюдения и еще более осмысленные и мотивированные действия. В конечном счете суть – в действиях, в активной позиции. Думаю это одно из важных отличий домашнего и школьного подхода – степень активности и вовлеченности в процесс образования и воспитания ребенка.

Нас, так или иначе, донимали такие сомнения:
Социализация – исходя из посыла, что дома ребенок безвозвратно упускает процесс социализации, недоразвитая навык коллективной работы, выстраивания отношений в группе и так далее. Посыл, я уверен не верный, но просто вот отталкиваясь от него, как от какой-то мерки, было интересно посмотреть как обстоят дела.
Низкое качество академических направлений в процессе домашнего образования – это тоже неверный посыл, но он все время звучит, нас буквально иногда пытаются поймать за что-нибудь и сказать – «вооот! Вот вам и домашнее образование!». Было важно посмотреть на уровень имеющихся знаний и умений Арсения.

Хорошими мерками перемен по ходу года стали родительские собрания: первое было за месяц до конца первого полугодия, а второе за полтора до конца второго.

Начальные знания Арсения были шире школьной программы по его возрасту/классу. Это позволяло ему быть активным по всем предметам, но чем дальше, тем меньше это проявлялось. В итоге именно в учебной части у нас вообще сомнения, что он что-то узнал или чему-то за год научился. У Арса положительная динамика только в части спортивной успеваемости. Но учитывая, как организованы наши тренировки, мы не готовы отдать эти заслуги школе. 

Арсению нравилось общаться: и внутри класса, и внутри русскоязычной группы - у них это называлось «русский стол», где за обедом собирались русскоязычные ученики из разных классов. За учебный год у него было много опыта в общении: увлечения, дружба, расставания и снова дружба, драки, объяснения причин драк педагогам и так далее – все что присуще детям этого возраста.
(можно кликнуть, чтобы увеличить)
К концу года (после второго собрания), Арс решал в школе задачи не связанные с уроками и учебой, а связанные с концентрацией, с тем чтобы делать максимально хорошо то, что делать так или иначе приходится. Когда интересно - могут все, а когда не очень – это труднее, вот этому и учились. Общались, разбирали и ставили ему маленькие задачи, связанные с концентрацией, вниманием и так далее. Отчитывался, об этих успехах, а не об оценках.

Год закончился, по его итогам у нас есть одна или две (только в понедельник заберем документы и увидим оценки точно) 5-ки, а остальные 6-ки (система, напомню 6-тибальная).

И, следовательно, итог года: учиться ребенок умеет, сам учится эффективнее, знаний у него много и катастрофических проблем с коммуникациями нет. Но беда, что нельзя не добавить – это не благодаря году в школе, а скорее вопреки ему. Все индивидуально и то, что было в этой школе не обязательно будет так же в другой. Среда оказала воздействие, не поддаваться или противостоять ей - тоже важный навык, будем развивать.

Так же итог – снизившийся энтузиазм Арса по поводу обучения в спортивной школе. Вернуть его на начальный уровень у нас получилось в связи с переездом. Школа в Разграде связана с академией Лудогорца, но это прежде всего школа, то есть там акцент на успеваемости. При этом высокая успеваемость – запрос и требование академии: нужны умные дети, способные обучаться. Дисциплина, порядок и высокая успеваемость напрямую влияют на успешность в обучении футболу. Низкая успеваемость – это сигнал к отчислению из академии. Кроме того, имеющие возможность сравнить контингент и уровень обучения в целом между прежней и новой школой – говорят сильно в пользу новой.

Поживем – увидим. Познакомимся с классом, учителями и продолжим учиться в школе, а через год снова сядем за стол подвести итоги и решить, что делать дальше.


Комментариев нет :

Отправить комментарий

UA-104963231-2